Так, как мы, сейчас не работают

Урицкий район


В ее судьбе – судьба России. Голодное сиротское детство Людмила не забудет никогда: отца не стало в 1937-м, когда девочке был год, а в семь лет она лишилась и матери. Людмила Федоровна отчетливо помнит ужасы оккупации, незабываемое чувство холода и страха. После смерти матери девочку растила рано повзрослевшая 17-летняя сестра Валентина. Помнит, как они чуть не стали немецкими узниками, как чудом удалось бежать. Война отняла у сестер брата, в их памяти он навсегда остался 19-летним.

В 15 лет Людмила пошла работать дояркой. Этот непосильный труд, когда все вручную – напоить, накормить, подоить, убрать навоз, – хлебнула сполна, стараясь успеть за взрослыми женщинами. Потом были замужество, тирания свекрови. Людмила все покорно сносила: куда деваться, ведь она мать ее мужа. Скитания по развалюхам и родственникам, рождение одного за другим ребятишек: Саши, Коли, Васи, Сережи и Алешки, который появился на свет, когда ей было почти сорок.

– Удивляюсь себе, как вытерпела все, – вспоминает Людмила Федоровна. – Тогда ж декретных отпусков не было. Два месяца до родов и два после. Хорошо, что муж помогал: я на работе – он с детьми, и наоборот.

Людмила Широбокова – первопроходец широко внедряемых в сельское хозяйство в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века арендных отношений. Она уже была на пенсии, когда ей, обрисовав радужную перспективу, предложили взять на откорм бычков, которых разместили в простом дощатом сарае. Здесь, как и много лет назад, все делали вручную. Навоз из-под животных вытаскивали в корыте. Зимой в сарае замерзало все. Так мучились два года. Когда сдали быков, в то же помещение поставили 40 первотелок. Много усилий пришлось приложить, чтобы их раздоить и получать неплохие надои.

– Супруг всю зиму проводил в сарае, когда животные телились: боялся, что телята замерзнут, – рассказывает Людмила Широбокова. – Так еще год работали, пока новую ферму не построили.

Новые двухэтажный дом с удобствами и ферма с механизацией – это небо и земля по сравнению с условиями, которые были раньше. Жаль, что так поработать и по-настоящему ощутить результаты своего труда, пришлось всего восемь лет: умер муж, стало подводить здоровье. Сына Василия с невесткой Татьяной тяжелая работа на ферме особо не прельщала.

Семейная ферма Широбоковых по сути была прообразом нынешних семейных ферм, о создании которых говорит губернатор Александр Козлов. Отличие в том, что она не была их собственностью, хотя Н. Дорофеев, работавший начальником управления сельского хозяйства, предлагал семье выкупить ее.

Сейчас Людмила Федоровна – глава большого семейства Широбоковых (у нее 10 внуков и пять правнуков), живет в большом доме одна. У детей свои семьи, свое жилье. Она обиды не держит: теперь молодые со стариками не живут. Знает, что не бросят в немощи, но все равно ей одиноко, она горюет после гибели старшего сына, ведь для матери нет ничего горше, чем хоронить свое дитя.

Жизнь-река пробурлила, пробежала, когда – не успела заметить. Остались воспоминания, фотографии, пожелтевшие вырезки из «Новой жизни», стопка почетных грамот и медали, из которых особо дороги две – «За трудовую доблесть» и медаль Материнства.

P. S. Не изменил деревне младший сын Людмилы Федоровны Алексей, он продолжает дело родителей.

 

  • В контакте
  • Facebook

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Погода
  • Курсы

Курс доллара и курс евро ЦБ РФ

Комментарии

  • Последние
  • Популярные
  • VK

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика