Мои воспоминания о прошлом

Урицкий район


День освобождения Орла, как и День Победы, мы считаем главным праздником. Это радость со слезами на глазах для нас, людей старшего поколения, испивших чашу страданий сполна. Приятно сознавать, что без войны мы живем уже 68 лет. 70 лет мирно живут орловчане. Выросли новые поколения, знающие о войне по учебникам и фильмам.

Россия заставила все страны мира уважать нашу любимую Родину и считаться с ней. Нам нравится путь, по которому ведут Россию наши руководители во главе с президентом В. В. Путиным. Спасибо за заботу о ветеранах.

До войны наша семья проживала в Богдановском доме отдыха. Родители работали в подсобном хозяйстве. Нас, детей, было семь человек.

В начале войны дом отдыха был преобразован в госпиталь. В октябре 1941-го нас эвакуировали в Саратовскую область – в Малоузенский овцесовхоз № 2. Отец, проводив нас, пошел в военкомат, и сразу был отправлен на фронт.

Мы думали, что недолго это продлится. А оказалось, пришлось горе мыкать почти три года. Холод и голод свалились на нас. Не верилось, что выживем. По пути эвакуации нас кормили солдаты, которые ехали вместе с нами в одном поезде. Ехали очень долго, часто подвергались бомбежке. Загоняли наши вагоны в тупик, и тогда на улице люди на кострах варили кашу из перловки.

Когда приехали в овцесовхоз, нас разместили в пустые здания, где некоторые комнаты были заполнены пшеницей. Мы испытывали голод, но не смели взять горсть зерна, потому что знали, что зерно нужно фронту, солдатам, находящимся в пекле войны. Так уж мы были воспитаны.

Весной после короткой подготовки мы, три сестры, с такими же сверстниками сели на тракторы. Работали в полевых станах с пяти часов утра до полуночи. Для питья не было чистой воды, привозили ее из болота, где кишели насекомые. Процеживали через марлю и пили. Сейчас, вспоминая прошлое, удивляешься, как же не возникло никакой эпидемии?

Из-за нехватки еды и витаминов началась  цинга: кровоточили десны, болели зубы. Мать взяла новые брюки отца и выменяла их на ведро пшеницы и бидон простокваши. Младший брат умер от голода, братья постарше собирали какую-то траву для приготовления «супа».

Старший брат погиб в Сталинградской битве. Это выяснилось уже после войны, когда пришло извещение.

В 1942 году, в переломный год для нашей страны, я вступила в комсомол. Мне было неполных 16 лет.

В 1944 году после освобождения Орловщины от фашистских оккупантов мы возвратились в родной Урицкий район для возрождения малой Родины. Отец с ранениями, но живой, вернулся в 1946 году. Он был сапером.

Разместили нас в квартире в общем доме, где проживали еще три семьи, каждая в своем углу. Вместо стульев были пни от распиленных деревьев. Жили надеждой на хорошее будущее. Пошла жизнь по руслу, узаконенному природой.

Отца постоянно направляли на работу по линии РК КПСС, райисполкома. Мы с мамой опять выживали, как бог даст. Собирали весной картошку, пекли «тошнотики». На бугорках рвали щавель. Отец привозил иногда узелок муки, чтобы приготовить какую-нибудь «мамалыгу».

В 1950 году я вышла замуж за А. С. Паршикова. Муж умер на 58-м году жизни, сказались перенесенные ранения. Был он ветераном Великой Отечественной войны, но не заработал пенсии ни трудовой, ни военной. Не успел, такова уж судьба.

Я теперь вдова ветерана войны, имею удостоверения ветерана войны (тыла), ветерана труда. Мне – 85 лет, а все главные удобства – на улице. Средств, чтобы нанять людей и благоустроить жилье, не хватает. Хорошо бы последние годы жизни пожить в благо­устроенной квартире.

Обращаюсь к молодежи. Будьте достойными своих бабушек и дедушек. Ведь благодаря им вы живете в такой высокоразвитой стране, не уступающей иностранным государствам. Берегите Россию, приумножайте ее богатства. Мы надеемся, что так и будет.

 

  • В контакте
  • Facebook

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Погода
  • Курсы

Курс доллара и курс евро ЦБ РФ

Комментарии

  • Последние
  • Популярные
  • VK

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика